kurush1 - Блог Максима Гардуса (kurush1) wrote,
kurush1 - Блог Максима Гардуса
kurush1

Магия Facebook и заклинатели революций

В прошлой статье мы прогнозировали, что социальные сети станут новым фронтом политической борьбы в Украине и на пост-советском пространстве. Похоже, события в арабских странах даже ускорили этот процесс. Сегодня социальные медиа на устах отечественных политологов, политтехнологов и философов. Очевидно, вдохновленные ближневосточными кризисами политизируются сами социальные медиа.

Однако зачастую комментаторы демонстрируют растерянность и бросаются из крайности в крайность.

Магия означает веру, будто можно перескочить в быстром темпе с причины на результат, опустив промежуточный процесс. Ткнуть булавкой в изображение врага – и враг погибнет. Произнести заветную формулу – железо станет золотом. Воззвать к ангелам и через ангелов направить важную информацию. 

Определение магии, данное Умберто Эко, точно описывает нынешнее восприятие революций в арабских странах, происходящих с активным использованием Интернета. Именно как о потустороннем вмешательстве чаще всего говорят про влияние Twitter, Facebook, Flickr и Youtube сторонники и противники этих революций и восстаний.

И те и другие упускают тот самый промежуточный процесс, оставляя публике право называть магию черной или белой, но только не ставить под вопрос сверхъестественную природу явления.

Сторонники конспирологических теорий кивают на специально обученных в Хогвартсе (США) отрядах «гаррипоттеров», натренированных подрывать устои в стратегически важных для дяди Сэма странах.

Обычно речь идет об организации массовых акций и пропагандистско-идеологической практике.

Певцы революций рисуют картины масштабного изменения военно-стратегического баланса сил в пользу Добра в борьбе со Злом, обусловленного технологическим превосходством Добра. Дескать, социальные сети – едва ли не панацея и волшебная палочка для оппозиции в любой стране.

 

Конспирологическая теория применения социальных сетей не выдерживает критики по ряду причин.

В зоне «новых медиа» паритет гарантирован узким набором действий, доступных каждому её участнику. Проще говоря, невозможно сделать то, чего не мог бы сделать другой, а ограниченность функций ставит в равные условия и регионального менеджера Google Гонима и какого-нибудь продавца лепешек Саида.

Да, мы, конечно же, не должны забывать, что, как один из представителей мировой закулисы, этот прихвостень ЦРУ Марк Цукерберг может легко выделить в список всех нужных юзеров – египтян определенного пола и возраста. Но примерно то же самое может сделать и продавец лепешек Саид вместе с единомышленниками, если они уйдут в месячный отпуск и засучат рукава в местном Интернет-кафе.

Второй важный момент заключается в том, что социальные сети плохо приспособлены под краткосрочные кампании. С помощью социальной сети легко организовать флэш-моб? Да, организовать легко, только нет никакой гарантии, что он состоится. Мы ведь знаем только об успешных попытках.

При проведении коротких кампаний в «новых медиа» главные роли играют два фактора: креативность и актуальность. Обучить креативности невозможно, тем более невозможно креативность повторить с тем же успехом, т.е. превратить в технологию. Актуальность же вовсе является общественной потребностью, с которой приходится работать и которую надо угадывать.

Кроме того, нет никаких оснований считать, что во время арабских революций в социальных сетях применялись какие-то радикально отличные технологии, от тех, что широко описываются в тематических сообществах, Интернет-маркетинговых учебниках или даже открытых методичках для служащих ВВС США.

Из этого следуют вывод:

В социальных сетях нет возможности монополизировать

- действие (акт создания страницы, поста, приглашения, лайка и т.д);

- знание (контент и стратегия раскрутки контента).

Это отметает возможность изначального или приобретенного конкурентного преимущества какой-либо из сторон.

Таким образом, при том, что социальная сеть может быть ареной борьбы, абсурдно предполагать особые условия для конкретной страны, как это делают конспирологи.

С другой стороны, автор термина «твиттер-революция» Евгений Морозов, комментируя ближневосточные выступления сам же и остужает пыл романтиков:

"Все просто: социальные сети облегчают доступ к информации, а значит, и коллективные действия". Решающий вопрос в другом: могли ли случиться эти восстания, не будь Интернета? "Если ответ положительный, значит, вклад Интернета не слишком велик".

В подтверждение этого тезиса можно вспомнить, что после отключения Интернета в ход вступали другие, оффлайновые средства коммуникации (от собраний в мечетях до рассылок по факсу), и, как видим, вполне эффективно.

Невозможно в социальных сетях раскрутить то, что не могло бы быть раскручено другим образом, пусть и с большими усилиями.

На самом деле, совершенно не стоит зацикливаться на явлении «новых медиа» в узком контексте технологии свержения власти. Их роль нужно рассматривать гораздо шире: мы наблюдаем грандиозный мировоззренческий конфликт, охватывающий условных «отцов и детей». Этот разлом идет не по линии демократии/диктатуры; правые/левые; Запад/Восток. Это вопрос разных «языков» и культурных кодов элит, сформовавшихся в эпоху доминирования традиционных и управляемых СМИ и первых ростков общества эпохи Интернета, представители которого в силу возраста еще вчера были заведомо ведомыми, а сегодня уже претендуют на положения «принимающих решения».

Этим и объясняются суеверные трактовки происходящих событий правящими кругами самых разных стран, напуганных процессами перетекания влияния из традиционных СМИ в Интернет.

Фактически, США продемонстрировали тот же уровень понимания происходящего, что и вырубивший Интернет Мубарак, когда стали тупо и без всяких законных оснований блокировать счета и лишать хостинга WikiLeaks.

Именно этот фактор, а не какие-то невероятные возможности социальных сетей делают для современных бунтарей логотипы Facebook и Twitter своими знаменами – ведь это то, что так отличает их от заплесневелого режима, мало изменившего форму и сущность с девятнадцатого века.

Мы видим, как Медведев, Тимошенко и др., лихорадочно устремились в социальные сети, как к тому священному Граалю, который позволит им обратить волшебную энергию «новых медиа» себе на пользу. Но открытый аккаунт не делает их своими, так как дальше имитации присутствия в сетях они пойти не могут.

В конце концов, у продавца лепешек Саида может и не быть аккаунта в twitter и Facebook.

Просто, как показала практика, теперь он скорее выберет не виртуальную реальность, представленную государственными ТВ, радио и прессой, а реальную виртуальность (по М. Кастельсу), которая захлестнет его в пересказе более продвинутых, вызывающих естественное доверие товарищей. 

Автор: Андрей Облогин для Академии безопасности открытого общества, Хвиля
______________________________________________________
Согласен со многими выводами автора. Широко тиражируется штамп  "твиттерная революция", крайне пустой, по своей сути.
О причинах и предпосылка  написано множество умных книг. В основном, марксистами. Но чтобы провести такой анализ - требуются усилия.
Гораздо прозе взять одно из средств - и объявить его главной причиной.
Восстания революции имеют историю, равную истории государств. У Кромвеля не было профайла, мало кто зафоловил Вашингтогна, Хмельницкий имел мало френдов.
И тем не менее...
Tags: СМИ, международные отношения, скандалы блогосферы
Subscribe
promo kurush1 february 8, 2011 10:49 16
Buy for 10 tokens
Здесь будет идти речь практически только о не признанных официальным московским патриархатом иконах (хотя и многие «признанные» святые и иконы ничуть не лучше, вспомнить хотя бы Николая II или столь активно насаждаемый в столичной православной среде культ Матроны Московской). Сразу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments